12.09.2017 11:52 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Страда Бикмурзина

Автор: Андрей НИЧКОВ

Калтасинский фермер живёт не по учебникам. Владислав Бикмурзин в Калтасах — фигура знаковая. Почему — станет понятно ниже. А для начала — характеристика, которую дал ему глава администрации района Юрий Садыров: «Владислав один хорошего колхоза стоит». Поневоле вспомнился неувядаемый фильм «Белое солнце пустыни». Помните, комиссар говорит главному герою, убеждая того принять гарем: «Сухов, да ведь ты один целого взвода стоишь». Впрочем, сравнивать его можно со многими персонажами и людьми реальными. Потому что он как раз из тех, на ком земля держится.

Сорок две ступени вверх
Именно столько лет нашему герою. И каждый прожитый год памятен, связан с чем-то, начиная с самых ранних.

Диплом о высшем образовании Бикмурзин, конечно, имеет. Больше, как сам говорит, для порядка. А вообще-то строит жизнь совсем не по прописным правилам. Порой даже вопреки им.

Механизатор Петр Бикмурзин считался одним из лучших в районе. За отцом потянулись и старшие сыновья. Но когда пришел проситься в комбайнеры восьмиклассник Влад, в правлении руками развели: ну никак не положено. А вот помощником на время каникул — давай, попробуй. Но уже через год напор юноши был таким, что решили: дадим комбайн, посмотрим, что получится. Заменить ведь никогда не поздно, в случае чего. Но случая такого не представилось. Свою первую страду парень оттрубил наравне с «зубрами», да еще обойдя многих по показателям.

— Жаль, отец рано ушел из жизни, сердце не выдержало, — Владислав переносится в те годы. — Нас у мамы девять человек осталось. Правда, отец, уходя, успел каждому часть своих накоплений со сберкнижки перевести. А жили, в основном, тем, что на огороде выращивали, скотину держали. Тогда ведь ограничения были строгие: двух коров в хозяйстве иметь нельзя, земли не более 15 соток полагалось. Да еще план по сдаче молока. С молокосборщиком случай вышел. Любил он, приняв продукт, кружку-другую выпить. Считаем в конце месяца — недочет постоянно получается. Как так? В общем, вывели мы его с молока на чистую воду. А то ведь приходилось, чтобы план выполнить, в магазине масло покупать и сдавать его в зачет.

Для сравнения: сегодня в хозяйстве Бикмурзина 400 голов крупного рогатого скота, под тысячу овец, две сотни лошадей. Да, не забудем про пасеку — 60 пчелосемей. А общее количество угодий под зерно зашкалило за три тысячи гектаров. Действительно, не всякий колхоз потягаться может. А по части урожайности — совершенно точно. В прошлогоднюю засуху получил Бикмурзин по 19 центнеров на круг, нынче не меньше 24 выйдет.

На отцовское наследство купили братья подержанную «Ниву» с прицепом да принялись выращенные на огороде овощи возить на продажу. Свою долю выручки Владислав откладывал аккуратно: замыслы уже тогда у него большие были. Насколько они воплотились — судите сами: три зерновых комбайна, кормоуборочный комплекс, американская косилка «Кейс» да десяток тракторов в его парке числятся. Сразу приходит на память автопромышленник Генри Форд, собравший свой первый автомобиль в отцовском гараже из всякого хлама.

У каждого в жизни есть дни, особо памятные. Такой вехой стал для Владислава очередной визит в колхозное правление.

— Пришел землю просить, как раз фермерство обороты набирало. Ну, мне говорят: есть одно поле заброшенное, возьмешь? Конечно, беру. Поехали смотреть. А там не поле вовсе — редколесье настоящее, сосенки уже почти в человеческий рост стоят. Уточняют у меня: ну как, не отказываешься?

Девять из десяти отказались бы. Но он как раз из десятых. Оседлал «Кировец», начал корчевать поросль. Один, без помощников. Потом перепахивал, удобрял. Сейчас это поле одно из самых урожайных в районе.

Это тогда у него помощников не было. А теперь 25 человек работой обеспечил. Желающих работать у Бикмурзина много. У него все по справедливости: сколько заработал — столько и получишь точно в срок. Лучшим — особые привилегии. Знающему свое дело пастуху (не усмехайтесь, секретов в этой работе хоть отбавляй) построил дом в Верхнем Качмаше. Теперь есть гарантия: никуда человек не направится в поисках лучшей доли. А вот маме работать запретил. Отработала она свое, считает. Софья Шамшиевна, между тем, попросила, пока сын отошел в сторонку:

— Может, вы с ним поговорите? Всю жизнь ведь на ферме провела, душа там осталась.

Провела, кстати, не просто так. Ордена Ленина и Трудового Красного Знамени за здорово живешь не давали. Как и россыпи медалей. Значит, правду говорит, что с душой работала. Теперь этой фермой сын рулит, а маме предлагает по курортам-санаториям поездить, мир посмотреть. И от слова своего вряд ли отступит, оно у него раз и навсегда говорится.

Рассказали в сельхозуправлении: купили у Владислава сеялку. Оплатить обещали такого-то числа. Ну, он и пришел за деньгами. А там заминка какая-то бухгалтерская, нет денег. Он тогда к начальнику в кабинет прошел, расположился поудобнее да заявил: вот здесь и посижу, пока денег не получу. Как так посидишь?! Тут же совещания разные проходят, планерки. Сейчас вот проверяющих из Уфы жду. Вот так и посижу, отвечает, послушаю, о чем говорите. Да и проверяющим подскажу кое-что. В общем, подсуетились финансисты и наскребли нужную сумму. Потому что если он сказал: посижу — буксиром не сдвинешь.

Много земли не бывает

Как человек основательный, Владислав и планы строит большие.

— И у нас в районе, и у соседей немало необработанных земель. Почему — сам удивляюсь, — говорит он. — Ведь это же деньги под ногами. Сейчас прошу еще дать мне целины. Говорят: не многовато ли будет? Я отвечаю: разве может быть много земли? Просто ей хозяин нужен.

Рассуждая так, построил с прицелом на будущее зерносушилку и склады на зависть всей округе. Это, кроме прочего, еще и новые рабочие места. За опытом к нему сегодня многие едут. Он ничего не скрывает: проблем у нынешнего фермера хоть отбавляй. Но все они решаемы, если себя на работе не жалеть. Во время страды буквально жить в комбайне — он в нем и ночует в самое напряженное время, родственники еду да воду прямо в поле привозят. Если нужно для дела — забыть о личном: так и ходит до сих пор в завидных женихах. И еще — помогать тем, кто в этом нуждается. В родной деревне без вопросов пашет огороды односельчанам, даже тем, которые дома заколотили да уехали.

Много споров-разговоров ходит о путях российского фермерства. Наш герой старается их избегать. Он считает: государство свое дело уже сделало — дало зеленый свет движению. Больше ничего у него просить не надо, самому нелегко. А кто привык всякие льготы да поблажки выпрашивать — тем лучше в фермеры вовсе не ходить. Не выйдет ничегошеньки. Вот заработай своим горбом — будут тебе почет и уважение. Его пример — лучшее тому свидетельство.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

37